Следствие завелось раньше времени

Фото: Евгений Фельдман / для проекта «Это Навальный»
14 октября после 50 суток административного ареста (30, плюс еще 20 сразу после выхода) оппозиционер Алексей Навальный вышел на свободу. Язвительно пройдясь по режиму, который «окончательно деградировал», пока он сидел, политик уехал гулять с семьей, а на следующее утро узнал, что станет обвиняемым по уголовному делу. Дело это не новое, но до этого два с лишним года пылилось где-то в сейфах: «преступление» состояло в том, что Навальный публиковал в соцсетях ссылки на фильм «Каста неприкасаемых».
В фильме говорится о том, что к смерти юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского причастен в том числе следователь Павел Карпов (сейчас уже с приставкой «экс-»). Сам Карпов это считает «клеветой», в чем обвинял и Навального. Два года назад у оппозиционера прошли обыски по этому делу, а он сам оказался в статусе подозреваемого. Собственно, сейчас, предположил Навальный, его должны были «повысить» до обвиняемого.
Однако стандартная процедура была нарушена. Как рассказал сам политик в Telegram-канале, следователь дал ему подписать бумагу, в которой содержалось разъяснение его прав, а затем просто отпустил — не предъявляя обвинения со словами «на сегодня — всё». «Думаю, что те, кто там отвечает в Кремле за политику, почитав статьи в СМИ, начали звонить в МВД с криками:
«Идиоты, мы вам сказали всё делать не так. У нас была комбинация, а вы всё в лоб! Переносите!». Чем ещё можно объяснить такой странный маневр?» — удивляется Навальный.
В последнее время активно обсуждается новое политически мотивированное уголовное дело против Навального, поскольку он призывал выходить на митинги против пенсионной реформы. Однако обвинение в клевете, вытащенное из-под сукна, в эту концепцию вписывается не очень: по ч.5 ст. 128 УК РФ не подразумевается санкции в виде лишения свободы — максимальное наказание варьируется от общественных работ (480 часов) до пятимиллионного штрафа. Скорее, месть за борьбу с пенсионной реформой предполагала бы о «вариант Дадина»: то есть обвинение по ст. 212.1 — неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования.
«Когда Навального посадили второй раз подряд по административному делу (вот эти вторые 20 суток после первых 30-ти), было похоже, что речь идет о подготовке правовой почвы для применения части 1 статьи 212, — говорит «Новой» доцент кафедры госуправления Института общественных наук РАНХиГС, политолог Екатерина Шульман. — Одновременно можно было догадаться, что это плохая идея, и они этого не сделают, потому что эта статья именная, она очень символически нагруженная. После того, что произошло с Дадиным, и после разъяснений Конституционного суда (который фактически ее дезавуировал — «Новая») ее стало сложно применять: Ильдар Дадин был и остается единственным человеком, получившим по этой статье реальный срок лишения свободы. Она  откровенно политическая. Видимо, такая же нехитрая мысль пришла в голову координаторам этого процесса, находящихся между собой в сложных отношениях. Тогда вытащили предыдущее дело — дело о клевете следователя Карпова».
Экс-следователь Павел Карпов, который вел дело Сергея Магнитского. После смерти юриста семье Карпова стала принадлежать элитная недвижимость в ОАЭ. Фото: Артем Коротаев / ТАСС
В описании «проблемы Навального» для Кремля Шульман проводит аналогию с «ярмаркой»: раньше за нейтрализацию несистемной оппозиции отвечал один мозговой центр в политическом блоке администрации президента, а теперь желающих предложить свои варианты много. И от этого возникают такие казусы — достать из-под сукна дело Карпова политолог тоже считает «не очень хорошей идеей». «Во-первых, у этого дела прошел срок давности, о чем можно было догадаться, прежде чем заявлять о чем-то публично. Во-вторых,
в этой истории своя собственная «токсичность»: следователь Карпов — фигурант дела Магнитского. Он давно находится под международными санкциями.
Вытаскивать его на свет сейчас с учетом всего, что происходит вокруг России на международной арене — это в высшей степени неадекватно с политической точки зрения», — говорит Екатерина Шульман.
В деле «Карпов против Навального» могло и не быть никакого продолжения как раз потому, что все сроки давности уже вышли, говорит адвокат Иван Павлов. Но это в прекрасной России будущего, где «мы могли бы оперировать только нормами права».
Если Навальный говорит, что обвинение все-таки планировали или еще планируют предъявить — то теперь возможны варианты. «Сначала идет предварительное следствие. На этом этапе тоже может быть принято решение о прекращении дела за отсутствием состава преступления, — говорит адвокат. — Следователь может разобраться и сказать, что не усмотрел виновность лица и не видит оснований передавать дело в суд. Либо он находит, что лицо виновно (но это лицо отказывается от прекращения дела по нереабилитирующим основаниям за истечением срока давности), но передает его в суд. Суд должен рассмотреть его и по результатам принять решение о том, что, если лицо виновно, то наказывать его нельзя, так как истекли сроки. Либо суд может принять решение, что лицо невиновно, уже вне зависимости от срока давности, и оправдать его. Наказать суд его не сможет, но признать виновным сможет. Тогда к лицу могут быть предъявлены гражданско-правовые иски». Для Навального это означает дополнительную нервотрепку — но не более того.
В целом, перспективы новых проблем для Навального зависят даже не от того, что он делает, а от общего мироощущения нынешней политической элиты. Это же мироощущение его может в итоге и уберечь от неприятностей уголовного характера.
«Есть общее чувство: всё как-то посыпалось, — поэтому каждую сложную или рискованную ситуацию пытаются затыкать. Примерно так думают: сейчас и так всё не слава богу, не хватало чтобы еще и он под ногами путался и увеличивал рискованность и неопределенность… Это легко считывается, — констатирует Шульман. — С другой стороны, именно по причине этих панических настроений прийти к единому решению по Навальному трудно. Он воспринимается каждой из групп интересов как возможное оружие против другой группы. Навальный стоит на середине качающейся доски, удерживая равновесие. А на двух концах этой доски качаются группы интересов».
Иными словам, если очень захотеть — посадить Навального можно. Но прямо сейчас проблем у власти, кажется, хватает и без этого.

Источник: www.novayagazeta.ru

Похожие публикации