Хрупкая репутация

На днях “Ъ” рассказал об одном из первых заметных случаев применения закона о борьбе с клеветой в интернете, вступившего в силу еще в апреле 2018 года. Тушинский районный суд Москвы удовлетворил иск казахстанского предпринимателя Кенеса Ракишева о защите чести, достоинства и деловой репутации против четырех десятков площадок, в числе которых были как ресурсы, традиционно публикующие заказные материалы, так и популярные социальные сети Facebook и Instagram. Последние удалили спорные материалы самостоятельно, а у менее законопослушных ресурсов доступ к страницам ограничили операторы связи.
Новый закон вроде бы улучшает положение людей, желающих отстоять свою честь. Раньше в случае с площадками по размещению компромата, владельцев которых установить сложно, идти в суд было практически бесполезно, проще было договориться с ресурсом удалить информацию за деньги. Подобные суды велись в основном против сайтов, бенефициары которых известны,— но и у тех оставались возможности для маневра. Так, в 2017 году политик Алексей Навальный отказался удалять части фильма «Он вам не Димон» после того, как проиграл суд.
Но на деле и новый механизм оказался не слишком эффективным. Во-первых, для самого Кенеса Ракишева это уже «вторая волна» блокировок — и, судя по поданным в Мосгорсуд заявлениям, их будет еще несколько. Дело в том, что вместо одного заблокированного ресурса часто появляется десяток новых и, чтобы заблокировать их, нужно снова идти в суд и нести соответствующие издержки. Во-вторых, ссылки даже на заблокированные ресурсы остаются в поисковой выдаче, а блокировка Telegram уже научила россиян пользоваться VPN.
Наконец, вспомним про эффект Стрейзанд, согласно которому попытка ограничить распространение информации приводит к обратному результату. Содержание спорных текстов все равно можно пересказывать — например, в новостях о блокировках. Помогает этому и сам суд: так, в случае с господином Ракишевым в решении прямо указывается, что ответчики обвиняли бизнесмена в «доведении до самоубийства», «половом сношении и иных действиях сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста», «мошенничестве», «получении сексуальных услуг несовершеннолетнего» и «укрывательстве преступлений». В решении суда публикуется список спорных ссылок, и можно догадаться, что написано на странице, адрес которой содержит, например, такие слова: «kak-fsb-otzhimaet-ukrainskij-biznes-rukami-kazaxskogo-oligarxa-rakisheva». В общем, возвращение себе честного имени до сих пор остается для предпринимателей непростой задачей.

Источник: www.kommersant.ru

Похожие публикации